Продажа бриллиантов и украшений с бриллиантами
Установите Flash-плеер для отображения Flash элементов на сайте.

За бриллиантами просьба не занимать

Моя подруга побывала на алмазной бирже в Тель-Авиве. Вернулась и резюмировала: "Что про бриллианты рассказать? Чем их больше, тем лучше. Это главное, что нужно о них знать". Согласитесь, на том тему можно было бы и закрыть.

Но есть нюанс: речь шла о посещении биржи в те благословенные времена, когда разговоры крутились в основном вокруг красоты и мистики камня. Теперь – кризис, и бриллиант становится не столько украшением, сколько потенциальной инвестицией. Покупать или не покупать. Вкладывать или не стоит. Естественный инстинкт бизнесмена, когда он ищет альтернативу вложениям в финансовые активы, – купить бриллиант. Исторические ассоциации подталкивают: эти камни спасали семьи от разорения и денежной девальвации в разные века, в периоды политических и экономических катаклизмов. Так же как и другие активы, при кризисе бриллианты могут упасть в цене, однако никогда не превращаются в ноль. Чего нельзя сказать ни о деньгах, ни об акциях. Удобные в переноске и хранении бриллианты являются наиболее компактной формой накопления богатства. Одна унция (33,1 грамма) высококачественных бриллиантов эквивалентна по цене 180 килограммам чистого золота.

Кроме этого всепобеждающего аргумента, есть другой: уже 11 лет россияне имеют право покупать не только ювелирные изделия с бриллиантами, но и неоправленные сертифицированные камни (с 1918-го по 1997-й такие сделки были под запретом), так что легальный рынок драгоценных камней в стране существует. Но стабилен ли сегодня бриллиант как инвестиционный продукт? И насколько рынок камней эффективен и востребован в условиях нынешнего кризиса?

Статистики, которая бы говорила о том, что инвестиции в бриллианты увеличились из-за грянувшего финансового кризиса, нет. Но аналитики делают выводы из косвенных фактов. Например, с конца сентября увеличились продажи бриллиантов. Для этого не было обычных оснований вроде предновогоднего или другого сезонного бума. Поэтому можно предположить, что люди просто вкладывали деньги в камни.

Спрос на бриллианты, а вместе с тем и цены на них непрерывно растут в России уже несколько лет. По данным Московской алмазной биржи, с 2005 года цены в среднем поднялись на 18-20% (на камни в 4 карата – на 78%, в 5 – на 66%, а распространенные на рынке полукаратные, наоборот, подешевели). Ежемесячный рост составляет в среднем 4%, за исключением мая 2008 года, когда камни подорожали сразу на 25%, и спада этой осенью, связанного с финансовым кризисом.

Наибольший прыжок в отрасли произошел в последний год. По статистике, с апреля 2007-го по апрель 2008 года цены на ювелирные камни в 5 карат подскочили на 54%, в 4 карата – на 65,6%, в 3 – на 40,7%, в 1 – на 10% и в полкарата – на 1,8%. Самый стремительный рост показали довольно редкие на рынке камни в 10 карат и больше.

Какой еще продукт в последнее время выпускал такие сногсшибательные ценовые стрелы?

На чем завязан бриллиантовый рывок – понятно. Больше 60% ювелирных украшений, не говоря уже о неоправленных бриллиантах, до 90-х покупали в основном в США и Японии, отчасти – в Европе. Теперь эти традиционные площадки немного сбавили обороты. Официально объявленная рецессия в ряде стран Европы и почти на полную катушку раскрутившийся американский кризис отодвинули для жителей обоих континентов мысли о камнях (хотя североамериканскому алмазному рынку в ближайшее десятилетие все равно прочат подъем). Зато за счет Азии рынок расширился фантастически: бриллианты буквально сметают в Индии, Китае, на Ближнем Востоке, на Дальнем Востоке (имеются в виду, конечно, Гонконг с Японией, а не Хабаровск с Комсомольском-на-Амуре). Только в Индии объем продаж ювелирных изделий достиг 18 млрд долл. в год. По статистике, как в этой стране, так и в Китае бриллиантовые продажи растут примерно на 1 млрд долл. в год.

Раньше СССР, второй по величине в мире добытчик алмазов, большинство камней продавал компании De Beers или экспортировал на мировые бриллиантовые рынки, теперь россияне, как утверждают многие операторы этих рынков, – одни из главных покупателей. Хотя конкретные цифры не называются в силу специфики товара и сделок.

Трейдеры в этом секторе часто формально не различают покупки-инвестиции и просто покупки, но бриллианты высокого класса – те самые товары, которые автоматически превращаются в инвестицию, по каким бы соображениям они ни приобретались.

Для разогрева мирового бриллиантового рынка условия сейчас идеальные, почти как в учебнике. С одной стороны, растет спрос. С другой – тает предложение! На то, почему оно тает, есть две точки зрения. Одни аналитики считают, что дело в физическом истощении месторождений. Другие уверены, что игроки рынка манипулируют "психологией дефицита", как сформулировал эксперт всемирной алмазной биржи IDEX Online Хаим Эвен-Зоар. Эта теория исходит из того, что у оптовой и розничной торговли еще достаточно запасов, чтобы продержаться длительное время. Более того, точные объемы добычи алмазов, по сути, неизвестны: схема сертификации Кимберлийского процесса для необработанных алмазов предполагает, что правительства стран обязаны раскрывать объемы добычи. И они раскрывают, однако за кадром остается контрабанда, факты занижения стоимости и незарегистрированной добычи. Если объединить все эти исходные, успокаиваются оптимисты, то существует скорее не дефицит, а игра на нем.

В этом есть доля правды, но только доля. По представлениям аналитиков, контрабанда и прочие нелегальные операции алмазного рынка не так уж велики – около 400 млн долл. в год. По данным гендиректора Московской алмазной биржи Алекса Попова, во всем мире в прошлом году было добыто сырых алмазов всего-то на 14 млрд долл. (и это еще неплохой результат – в 2006-м примерно на 1 млрд меньше). После того как алмазные центры добавляют к этому свои запасы и перерабатывают сырье, оборот алмазов в мире достигает 20 млрд долл. в год (размер годовой оптовой закупки). А оборот ювелирных изделий составляет около 70 млрд долл.

Много это или мало? Для сравнения: Уоррен Баффетт, самый богатый человек в мире в 2008 году по версии журнала Forbes, владеет капиталом в 62 млрд долл. Билл Гейтс, третье место в рейтинге, – 58 млрд. А 20 млрд долл. равнялось состояние владельца Новолипецкого металлургического комбината Владимира Лисина (без учета его недавних катастрофических потерь), который занимает 21-е место в списке Forbes. То есть обороты всего мирового рынка бриллиантов сопоставимы с капиталами отдельных людей и довольно незначительны.

И одна из причин, действительно, в физическом истощении месторождений.

По оценкам специалистов, африканских запасов хватит еще максимум на 10-12 лет, если срочно не будут разведаны новые месторождения. Добыча падает в ЮАР, Намибии, Ботсване (пока самый крупный в мире производитель с точки зрения размера выручки от добычи). И это большая проблема для De Beers, ведущей транснациональной корпорации, специализированной на добыче, обработке и продаже природных алмазов. По прогнозам, в ближайшие годы слегка вырастет добыча в Канаде – на 1-2%. И наиболее серьезный потенциал признается за Россией: по словам президента компании "АЛРОСА" Сергея Выборнова, запасы российских рудников оцениваются в 110 млрд долл. Но потенциал может реализоваться, если российские компании перейдут от уже истощенной наземной добычи к подземной. Другими словами, сумеют достать где-то крупные инвестиции и 5-10 лет потратят на разработку. Вопрос: не будут ли цены на топливо, убивающие производство, расти по-прежнему слишком стремительно? И найдутся ли желающие вложиться в этот дорогостоящий и трудоемкий бизнес? Особенно в условиях кризиса, когда каждый из десятки крупнейших российских бизнесменов потерял как минимум несколько миллиардов долларов, а для вхождения иностранцев на российский рынок по-прежнему созданы в основном "запретительные" условия.

Израиль, Бельгия, Нидерланды, за многие века сложившиеся как традиционные центры обработки камней, сворачивают производство и переводят его в Индию, Китай и даже дальше – во Вьетнам, Камбоджу, Лаос. В общем, туда, где рабочая сила несопоставимо дешевле. Африка, располагающая большой долей мировых запасов, старается организовать обработку на месте. Только в прошлом году в Ботсване получили лицензии на огранку бриллиантов 16 компаний, и, по прогнозу IDEX, к следующему году там может производиться бриллиантов на сумму до 500 млн долл. (в 2006 году – только на 60 млн).

Это проблема не только для огранщиков, но и для их клиентов – покупателей бриллиантов. У производителей без 500-600-летнего опыта не всегда получается высококачественный продукт. Поэтому рынок бриллиантов высокого ювелирного качества сокращается.

20 млрд долл. оборота и всего 16 тыс. продавцов бриллиантов, объединенных на площадках 29 алмазных бирж по всему миру. Можно ли этот рынок считать крупным, если учесть, что люди веками вожделели алмазов? Плюс превышение спроса над предложением и тенденция к еще большему увеличению этого разрыва. В общем, у экспертов есть серьезные доводы в пользу того, что инвестиции в бриллианты оправданны.

Тем не менее шанс проиграть на рынке есть всегда. Чего бояться инвестору? Безусловно, подделок и фальсификаций. Речь идет не об отдельных гномах и троллях, тихо стучащих и дробящих в своих маленьких каменоломнях, а о целой индустрии-дублере, работающей над созданием "настоящих алмазов". Как объяснил "ББ" Алекс Попов, синтетические алмазы могут отличить от натуральных только несколько лабораторий в мире. "В России независимых геммологических лабораторий пока нет, и мы сейчас только находимся в стадии строительства подобной, – говорит он. – Здесь действуют лаборатории, которые, как правило, принадлежат либо производителям, либо каким-то образом связаны с продавцами. И самое главное – там просто нет современных высокотехнических средств для определения качества". Но россияне имеют право покупать неоправленные камни, исключительно зарегистрированные российскими госорганами и аттестованные российскими лабораториями. "Притом что в России вообще невозможно тестирование, достойное этого слова, купить камни с сертификатом мирового образца россиянину запрещает закон, – говорит Алекс Попов. – Это очень тормозит рынок бриллиантов и сужает возможности для инвестирования. Еще один российский тормоз – отсутствие свободного передвижения камней из страны в страну. Его, насколько я знаю, законодатели даже и не предусматривают в ближайшее время".

Гендиректор Московской алмазной биржи предостерегает инвесторов от покупки – по крайней мере, без определенных на это причин – облагороженных бриллиантов. То есть бриллиантов, цвет которых при специальной обработке "выдавливается", таким образом "на процесс образования белого бриллианта, который должен был занять сто миллионов лет, уходит две недели".

Ну и главное – от обычных подделок. "Приехав в Россию, – рассказывает Попов (он много лет специализировался на производстве и продаже бриллиантов в разных странах.), – я не мог себе и представить, что возможно такое громадное количество фальшивых сертификатов. Они по Москве пачками ходят, по факсу передаются! Написанные с орфографическими ошибками сертификаты на десятки миллионов долларов... Нигде в мире я также не слышал о масштабах индустрии подделок, подобной той, что существует в России. В частности, искусственных бриллиантов, которые покрываются тонким слоем натуральных и выдаются за многокаратные драгоценные камни".

Еще одна ключевая для инвестора проблема – определение цены и оперирование бриллиантами как активом. Московская алмазная биржа существует только четыре года и как инструмент рынка не слишком задействована.

Основатель и владелец ювелирного аукционного дома Alexander’s House Александр Лаветман акцентировал внимание на том, что бриллианты – "не биржевой товар": "Бриллиант всегда остается твердым активом, какие бы катаклизмы в жизни ни случались. Именно поэтому, с моей точки зрения, это традиционный актив, он практически всегда ликвиден. Люди продолжают приобретать бриллианты и сейчас, в момент кризиса, но должны понимать, что этим активом, возможно, придется пользоваться их наследникам. Инвесторам не стоит сильно обольщаться по поводу этого очень специфичного товара. Нельзя приравнять покупку бриллианта к покупкам на другом товарном или фондовом рынке. Прежде всего инвестор не может вести постоянные трейдинговые операции с этим активом, по крайней мере, на российском рынке такого механизма пока нет".

То есть один из ключевых вопросов для любого инвестора – ликвидность – на этом специфическом рынке неоднозначен. Более-менее понятно, где купить (кстати, и это, если разобраться, неочевидно, но в бриллиантовых сделках по всему миру всегда 98% успеха составляет доверие клиента к продавцу, то есть на этот вопрос алмазники отвечают: там, где ты продавцу доверяешь). А вот с тем, где в случае необходимости продать, все сложнее. С другой стороны, идя на подобную нестандартную, нетрадиционную инвестицию, бизнесмен понимает, что быстрая "обналичка" здесь не работает. И продукт тонкий, и инструмент работы с ним.

Что касается цены, то в мировой бриллиантовой индустрии действует несколько прайс-листов: Rapaport, IDEX, PolishedPrices и др. Они скорее ориентиры при определении цены сделки, но не более. Некоторые продавцы предпочитают вычислять цену, исходя из результатов аукционов. Но и они, как известно, бывают часто неожиданными и малообоснованными. Аукцион – это ведь в первую очередь азарт. Есть еще несколько методик, также не снимающих проблему неясного ценообразования. Так что отсутствие прозрачных биржевых индексов и ясной, понятно складывающейся цены на рынке – проблема не только российская.

Если же говорить о типично российских проблемах бриллиантового рынка, то они, как видно, инфраструктурные и законодательные. Они могут быть быстро преодолены, если вырастет интерес к рынку как к профессиональной площадке и возникнет серьезное лобби. По словам Алекса Попова, "инвестирование в бриллианты присутствует в намерениях людей. У состоятельных россиян есть внутренний позыв к вложениям в драгоценные камни, для его реализации пока недостает информации и нейтральных экспертов".

Источник: www.bolshoybusiness.ru
Бриллианты